Ardient
Дрожат густые ресницы, не пишутся диалоги, соскальзывают спицы, не слышат глухие боги.
Опять по кругу гоняют мелодии своих страхов.
Такие хрупкие дети, что под стекло и на полку, и смахивать пыль метёлкой,
лечить от любых болезней, решать за них, что полезней, а что - никогда не трогать.
И даже когда тебе сорок, ты всё ещё хрупкий ребёнок.
Они - они знают лучше, а ты - послушай, послушай.
Опыта набирайся, когда-нибудь тебе жить.
Вот только когда, простите?
В таких условиях роста мне даже дышать непросто, да мне даже быть непросто, а вы говорите - жить.

Им всем прочитали курсы о том, как делать не нужно.
Как сделать из дочери - сына, из сына, понятно, дочь.
Показать полностью..
Как воспитать в неврозе, привить аллергию к лактозе, как объяснить ребёнку, что он их разочаровал.
Как нас заставить плакать, как привязать к кровати, как нас убрать с дороги, если вдруг станем собой.
И ведь это они - с любовью.
Нам передали с кровью собственный страх свободы и массу других вещей.
Им удобно, когда мы болеем и польностью их.
Не смеем и слова сказать им против, ну как же, ведь плоть от плоти, и столько должны им, вроде... да кто вас учил любить.

Такие хрупкие дети, что, папы, вы нам не верьте.
Мы выросли незаметно, скрывая это от вас.
Нам очень хочется счастья и может не в одночасье - но ласки, тепла, заботы - чего вы лишили нас.
Стеклянный купол на полке - разбит. Да и что в нём толку.
Он нужен был вам, чтоб верить - вы всё ещё нам нужны.